Биоэтические проблемы в области репродуктивного здоровья

09.09.2021

Открытыми проблемами в области репродуктивного здоровья являются этический анализ новых репродуктивных технологий и суррогатного материнства, искусственного аборта и контрацепции.

Ярким образцом биоэтических дилемм является, например, проблема прерывания беременности. Согласно «принципу автономии», который дает человеку полное право распоряжаться своим здоровьем и телом, в случае наступления беременности женщина вправе самостоятельно принимать решение о ее сохранении или прерывании. Однако это право женщины вступает в противоречие с правами ребёнка, который ещё не родился. Данный вопрос является одним из самых обсуждаемых и спорных в современной биоэтике.

Центральной проблемой биоэтических дискуссий о допустимости или недопустимости искусственного прерывания беременности является вопрос: что есть эмбрион? Это просто клон жизнеспособных клеток, которые при сохранении беременности в процессе развития превращаются в человека, или же, эмбрион - это человек уже с самого момента оплодотворения? Другими словами, является ли эмбрион частью организма матери или он обладает качеством человеческой индивидуальности с первых мгновений своего существования? Суть данной дискуссии в контексте биоэтики сводится к разрешению дилеммы между основными принципами биоэтики «не навреди» и «принципом автономии». Прежде всего, эта проблема касается этического статуса эмбриона, от которого зависит решение морально-этической проблемы искусственного прерывания беременности или аборта.

В рамках современной биоэтики по отношению к аборту выделяют три моральные позиции: либеральную, умеренную и консервативную.

Либеральная позиция подразумевает, что женщина имеет полное право на принятие решения о прерывании беременности, вплоть до момента рождения ребенка. Плод не признается полноценным членом социума, на него не распространяются никакие права, в том числе и право на жизнь. В соответствии с этой позицией ничто не препятствует воздерживаться от действий, прекращающих существование плода. В данном контексте аборт - это не убийство. Возможность существования плода и его последующее рождение рассматривается с точки зрения интересов третьих лиц, например, предполагаемых приемных родителей. Либеральная позиция против запрещения абортов, поскольку при этом ограничиваются права матери.

Умеренная позиция основывается на мнении, что плод развивается в человеческую личность постепенно. С увеличением срока беременности плод накапливает объем своих прав, в том числе и права на жизнь. В последние три месяца внутриутробного развития плод обладает правом на жизнь, который может превысить лишь прямая угроза жизни матери. Плоды с грубыми пороками, аномалиями развития, не совместимыми с жизнью, с умеренной точки зрения обладают незначительной человечностью. Наибольшие трудности для принятия решения о прерывании беременности - во втором триместре. Поскольку в этот период плод уже обладает некоторым набором человеческих прав, то аборт может быть квалифицирован, как убийство «невинного». В начале своего существования эмбрион не является обладателем права на жизнь, интересы матери превалируют и являются решающими в вопросе моральной оценки проведения аборта.

Консервативная позиция состоит в том, что аборт никогда не имеет никаких оправданий. С этой точки зрения аборт - убийство. С момента зачатия зародыш - полноценная человеческая личность, обладающая определенным набором прав, в первую очередь, правом на жизнь. Статус плодов не обсуждается, никакого промежуточного состояния не признается. Такая позиция присуща представителям религиозных конфессий.

Различие в биоэтических подходах к дилемме абортов находит отражение и в современном законодательстве. В европейских странах выделяется четыре типа законов об аборте.

  1. Самое либеральное законодательство разрешает "аборт по просьбе" (в небольшой группе стран).
  2. Довольно свободные законы разрешают аборт по многочисленным медицинским и социальным показаниям (в шести странах: Англия, Венгрия, Исландия, Кипр, Люксембург, Финляндия).
  3. Довольно строгие законы разрешают аборт лишь при некоторых обстоятельствах: угроза физическому или психическому здоровью женщины, инкурабельные дефекты плода, изнасилование и инцест (в Испании, Польше, Португалии и Швейцарии).
  4. Очень строгие законы, которые или вообще запрещают аборты или разрешают их в исключительных случаях, когда беременность представляет непосредственную опасность для жизни женщины (в Северной Ирландии, до недавнего времени – в Республике Ирландии и на Мальте).

В Республике Беларусь аборты законодательно разрешены. Согласно правовому полю Республики Беларусь выдеяется 3 группы оснований для аборта:

  • по желанию женщины без обоснования причин аборт проводится в срок до 12 недель;
  • по медицинским показаниям прерывание беременности допускается на любых сроках, по желанию женщины;
  • при наличии социальных показаний в срок до 22 недель.

Медицинские показания определяются Министерством здравоохранения Республики Беларусь. Согласно Постановлению № 88 (от 10 декабря 2014 г.).

Список социальных показаний для совершения аборта утверждается Советом Министров Республики Беларусь. Согласно Постановлению № 23 (от 11 января 2013 г.) к ним относят:

  • беременности в результате изнасилования,
  • беременности у лиц, которые решением суда лишены родительских прав.

Если же говорить о мире в целом, то в 98% стран аборт разрешен в целях спасения жизни женщины, в 62% - в целях сохранения ее физического или психического здоровья, в 42% - в случаях беременности после изнасилования или инцеста, в 40% - по причине дефективности плода, в 29% - по экономическим и социальным причинам, и только в 21% - по просьбе.

Еще одним краеугольным камнем биомедицинской этики являются вспомогательные репродуктивные технологии. Современное биомедицинское знание позволяет настолько глубоко проникнуть в человеческую природу, что человек как бы сам становится ее «создателем» и «производителем».

Один из методов вспомогательных репродуктивных технологий - метод искусственного оплодотворения -  для супружеской пары не содержит в себе противопоказаний и трудностей морального порядка, поскольку речь идет о врачебной вспомогательной помощи для того, чтобы супружеский акт деторождения, целостный во всех своих компонентах (физических, психических, духовных) сохранился.

Например, «Православная Церковь, (п. XII .4. «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви») относит метод искусственного оплодотворения половыми клетками мужа, к допустимым средствам медицинской помощи, поскольку он не нарушает целостности брачного союза, и не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений». Ситуация меняется при манипуляциях, связанных с донорством половых клеток. В этом случае нарушается целостность и исключительность брачных отношений, происходит вторжение в них некой третьего лица.

Этичность донорского искусственного осеменения незамужней женщины, без согласия и содействия мужа, подвергается сомнению во всех религиях и трактуется как форма супружеской измены и неверности. «Если пара не способна к зачатию…, то по обоюдному согласию ребенка можно усыновить или произвести интракорпоральное (внутрителесное) оплодотворение половыми клетками мужа. Последнее не разрушает целостности брачного союза…» (Основы социальной концепции русской православной церкви).

Вторым методом вспомогательных репродуктивных технологий является экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Успешность ЭКО связана с созданием «страховочных» эмбрионов, которые могут быть заморожены и использованы, если не удастся сохранить беременность. В случае возникновения многоплодной беременности, «страховочные» эмбрионы становятся «лишними» и производится редукция плода, чтобы снизить вероятность невынашивания.

Ключевая и нерешенная до сих пор этико-правовая проблема ВРТ – статус эмбриона: с какого момента его следует рассматривать человеческое существо, имеющее право на жизнь и ее законодательном порядке. Для тех, кто считает, что с момента зачатия, такие технологии подразумевает нравственно недопустимый выбор: кому жить, кому нет. Поэтому этичным признается вариант ЭКО без уничтожения лишних эмбрионов. В некоторых странах (например, в Италии) запрещается выращивать более 3-х эмбрионов. Другой аспект данной проблемы связан с возможностью использования «лишних» невостребованных эмбрионов (in vitro) и их созданием в качестве продуктов исследований. Допустимо ли использовать человеческий эмбрион в каких-либо иных целях, кроме как в целях репродукции? В какой мере могут быть признаны этически допустимыми манипуляции с эмбрионами, ведущие к его уничтожению? В некоторых странах законодательство допускает биомедицинские исследования на «лишних» эмбрионах in vitro, при условии, что такое исследование должно иметь научную ценность, клиническое оправдание, разрешение этического комитета и, если возраст эмбриона не превышает 14-ти дней. Однако даже в этом случае остается этическая напряженность в силу дискуссионности и неоднозначности проблемы о статусе эмбриона.

В 1997 г. Советом Европы была принята Конвенция о защите прав человека и достоинства человеческого существа в связи с использованием достижений биологии и медицины (Конвенция о правах человека и биомедицине), часто ее именуют просто Конвенцией о биоэтике. Статья 18, часть 2 этого документа гласит: «Запрещается создание эмбрионов человека в исследовательских целях». Не все государства присоединились к этой Конвенции, потому что считают, что такие манипуляции с эмбрионами в каких-то пределах допустимы. Например,  «лишние» эмбрионы, оставшиеся после ЭКО, используют для получения и исследования стволовых клеток в Швеции.

Еще более спорным является вопрос суррогатного материнства. Наиболее существенные проблемы, связанные с правовым допущением суррогатного материнства:

  1. В основе суррогатного материнства (тем более, реализуемого на коммерческой основе - за вознаграждение матери-суррогату и её посреднику) лежит аморальное и грубо посягающее на права женщины редуцирование, низведение её значения и роли как матери до значения и роли оплачиваемого живого инкубатора в индустрии суррогатного материнства, по существу - орудия производства, фактическое превращение женщины в коммерчески эксплуатируемого «человека-инкубатора».
  2. Ряд зарубежных авторов обоснованно называет суррогатное материнство аморальным бизнесом «на чреве женщины», «лизингом матки», технологией «матка напрокат».
  3. Такая ситуация является совершенно недопустимой, поскольку грубейшим образом посягает на человеческое достоинство женщины и на её право быть матерью, противоречит статьям 3 и 14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, статьям 5 и 7 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948, статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19.12.1966, Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18.12.1979, целому ряду других международных документов о правах женщин.
  4. В основе суррогатного материнства лежит позиционирование ребёнка (на появление на свет которого ориентировано суррогатное материнство) не как личности, а как объекта права, некоего объекта сделки, по существу - как неодушевлённого объекта, которому атрибутируются признаки товара и потребительские товарные свойства.
  5. Ряд зарубежных правоведов оценивают такого рода коммерческие отношения как искажающие природу родительских отношений между матерью и ребёнком и как противоправно посягающие на человеческое достоинство женщины, они аргументированно доказывают обоснованность использования применительно к такого рода коммерческим отношениям понятия «торговля детьми».
  6. Суррогатное материнство представляет собой один из видов сексуальной эксплуатации женщины, указанную деятельность обоснованно можно рассматривать и оценивать как аналог занятия проституцией, а посредничество в такой деятельности - как аналог организации занятия проституцией. Обоснованность указанной аналогии подкрепляется и тем, что защитники «права на свободное использование своего тела» женщиной в целях проституции точно так же пытаются сформировать общественное мнение, что это исключительно личное дело женщины - как ей использовать свое тело, что это - такая же работа, как и другие виды трудовой деятельности, и она должна получать деньги за такие свои услуги, как и за любые другие.
  7. Суррогатное материнство является грубейшим нарушением прав ребёнка, прежде всего - на личную и семейную идентичность и связанное с таковой специфическое общение с родной матерью, поскольку, как это доказано существующими многочисленными научными исследованиями, ребёнок в младенческом возрасте имеет устойчивую психофизиологическую связь со своей матерью (которая этого ребёнка выносила и родила), и такая связь формируется уже на пренатальной стадии его развития (при его пребывании в утробе матери - той, что его вынашивает). Прерывание этой связи влечет существенный стресс для ребёнка и иные негативные для него последствия .

Таким образом, развитие биомедицинских технологий, вторгающихся в жизнь современного человека от рождения до смерти, решения вопроса о прерывании беременности, вызывают серьезную озабоченность общества. Нравственное отношение к человеческой жизни необходимо, чтобы защитить человеческую жизнь от попыток произвольного манипулирования ею. Человеческая жизнь с самого момента своего зачатия зависит от помощи поддержки окружающих. Жизнь зарождается, развивается и осуществляется именно в сообществе сострадающих и соучаствующих в ней людей.

Автор: Тамара Капора