«Human enhancement» и биоэтические проблемы

11.05.2020

Трансгуманисты наших дней считают, что естественный отбор, который доминировал в развитии человека на протяжении 30—50 тысяч лет, вошел в иную био-социо-интеллектуальную стадию. Технологии вторгаются в интимные механизмы жизнедеятельности человека, опосредуя отношения между людьми и, осуществляя социальный контроль, становятся искусственными «партнерами» человека в различных сферах жизни. Одновременно происходит технологическое улучшение самого человека: он получает все больше возможностей не только исправлять «ошибки природы» (терапия заболеваний), но и улучшать (усиливать) свои психические и физические способности, что может привести к кардинальной модификации человека.

Неслучайно в научной литературе, особенно западной, все более утверждают себя в качестве языка науки термины «hi-tech» и «hi-hume», обозначающие два типа технологий, используемых человечеством в процессе самовоспроизводства себя в мире. Объектом «hi-tech»-технологий выступает окружающий человека мир, макрокосм; объектом «hi-hume»-технологий выступает сам человек, микрокосм. Второй тип технологий называют «гуманотехнологиями». В «гуманотехнологию» входят следующие проекты: «Геном человека», «Протеом человека», «Нанотехнологии», «Инфотехнологии», «Наномедицина», «Нейротехнологии». В рамках данных проектов уже реализуются или предполагается реализовать такие технологии, как: генетическое программирование, технологии рекомбинантных молекул ДНК, технологии РНК-интерференции, технологии клонирования, трансгенеза, нано-медицинские, нейронно-медийные, компьютерно-сетевые. Особое внимание трансгуманисты уделяют взаимодействию человеческого мозга и компьютерных сетей, и даже рассматривают возможность переноса личности на компьютерный носитель. Гуманотехнологии, которые называют также сверхтехнологиями, действительно расширяют возможности человека и, при определенных условиях, могли бы привести к разрешению многих проблем, связанных с давними мечтами человечества: продление продолжительности жизни, борьба с болезнями, способность человека до глубокой старости оставаться активным и деятельным и т.д.

Сегодня приверженцы трансгуманистического движения требуют форсированных мер, которые предполагают уже прямое внедрение технологий в человеческое тело, их сращивание между собой. Результатом должно стать то, что определяется как улучшение человеческой природы, то есть «human enhancement», человек «отформатированный» при помощи достижений медицинских и биотехнологических наук. Широкое определение понятия «enhancement» подразумевает биотехнологические вмешательства, призванные улучшить человеческую природу, часто имеющие мало отношения к целям поддержания или восстановления человеческого здоровья. То есть речь идет об улучшении нормального с медицинской точки зрения, физически дееспособного (здорового) человеческого существа.

По мнению Б.Г. Юдина «биотехнологии оправданы в попытках вернуть людей к их обычному состоянию – лечение ран, исцеление от болезней, которым подвержено человеческое тело. Но совершенствование возможностей человека до уровня более высокого, чем тот, которым человек когда-либо обладал или не обладал вообще, таит в себе опасность, риск и этические проблемы».

Биотехнологические проекты улучшения человеческой природы определяют сценарии развития человеческого сообщества, выбирая среди них предпочтительные направления на конструирование желаемого образа «выгодного» человека. Современные технологии ориентированы на конкретного индивида, в то время как еще столетие назад технологии были направлены на изменение мира, который окружает человека, и лишь опосредованно – на него.

Безусловно, современный этап научно-технического прогресса характеризуется обострением безопасности жизнедеятельности человека, возникает проблема управления научными открытиями, как продуктом постоянной человеческой потребности познания окружающего мира. Поэтому актуальным на сегодняшний день является установление оптимального соотношения между научными достижениями, мировоззрением и развитием человека, и безопасностью цивилизации.

Каковы же допустимые пределы «улучшения» человека? Какие есть и были основания для «улучшения» человека? Почему человек рассматривается с точки зрения объекта для вмешательства, исправления, «улучшения»?

Л. Касс анализирует понятие «состояния здоровья» в качестве ориентира для обсуждения усовершенствования человека. В соответствии с ним, инструментальное вмешательство в человеческую природу оправдано в стремлении восстановить здоровье человека до привычного состояния. Допускается медицинское вмешательство, целью которого является избавление человека от явных физических дефектов внешности, полученных в результате травм или несчастного случая, коррекция тех или иных болезненных состояний человеческого организма, восстановление его нарушенных функций и структур. Такая цель служит убедительным и естественным оправданием затрат материальных, интеллектуальных и иных ресурсов на ее достижение. Новые человекоориентированные технологии, позволяющие создавать искусственные протезы и имплантанты органов и вживлять их по причине ампутации, повреждения или нарушения функционирования их естественных аналогов, трудно назвать неэтичными.

С другой стороны, трансгуманисты считают, что целью медицины должно стать радикальное расширение адаптационных возможностей человека, т. е. видоизменение самой нормы.

Горизонтом такого вмешательства является улучшение человеческой природы, то есть «human enhancement». Развитие генетики, кибертехнологий, нанотехнологий, биотехнологий, искусственного интеллекта и других областей обещают не только улучшить жизнь человека, но и демонстрирует «перспективы эволюции через дизайн человека – как личности, как гражданина и как вида». Идея биотехнологического «морального апгрейда» человека во многом представляет собой ответ на распространенную диверсификацию биоэтических представлений о человеке и должна позволить эффективно принимать этически выверенные решения без существенных колебаний.

Концепция биотехнологического морального апгрейда является идеей, которая может обозначить последний этап развития биотехнологий. Достижения нейронауки и генетики позволяют заглянуть внутрь процессов морального поведения и способны предложить биотехнологические инструменты для искусственного программирования и стимулирования нравственных поступков. Например, можно использовать такие биомедицинские факты, как способность нейромедиатора серотонина подавлять агрессию, а окситоцина — поддерживать различные формы просоциального поведения. Расширение не только знаний, но и биотехнологических решений, которые бы способствовали мотивации действовать морально в ситуациях, в которых человеку свойственно пренебрегать интересами другого, прибегать к эксплуатации, насилию и т. п., может стать гарантией развития функциональных биотехнологических форм улучшения человека.

Если раньше человек определял свой нравственный выбор, то в настоящее время применение генетических технологий может повлиять на моральное сознание, ибо изменятся критерии всего возникающего «естественным образом», в соответствии с которыми мы осознаем и понимаем себя как единственных авторов собственной жизни и равноправных членов морального сообщества.

Ряд авторов склоняются к полному отрицанию трансгуманистического мировоззрения. Наиболее системный критический довод против трансгуманизма заключается в концепции расчеловечивания (dehumanizatio) — постепенной утраты человеком своей видовой, сексуальной, социальной и духовной самоидентификации ещё до практического вмешательства в природу собственного тела, уже в ходе размышления над самой возможностью этого.

Попытка создать условия «лучше, чем хорошо» – ошибочна с точки зрения биоэтики. Предыдущий опыт человечества показывает, что к новым достижениям науки нужно относиться с осторожностью и внедрять их, учитывая все возможные последствия.

Новые технологии совершенствования человека, которые приведут к преодолению старения и смерти, связаны как с положительными, так и с отрицательными тенденциями развития человека и создают не только новые возможности, но и риски.

Поскольку равный доступ к биотехнологиям невозможен, со временем они изменят условное природное равенство между людьми, которое служит основанием того, что принято считать обществом, преодолевшим различные формы ограничения свободы человека. Проблема неравенства в обществе, а точнее формирование новых форм неравенства, как результата, ̶ наличия или отсутствия доступа к технологиям «улучшения».

Рост численности населения — это проблема, которую придется решать, если вследствие вмешательства технологий произойдет увеличение продолжительности жизни человека.

В настоящее время бурно развивается новое направление в медицине — генотерапия, в рамках которого, как предполагают, будут найдены методы лечения большинства наследственных болезней.  Лечение наследственных болезней представляется морально оправданным, в то время как «искусственное “усовершенствование” человеческого рода и вторжение в Божий план о человеке»- недопустимо.

Пренатальная диагностика в медицине также может рассматриваться как одна из возможностей «улучшения» человека: позволяет установить наличие у развивающегося плода широкого спектра наследственных заболеваний или хромосомных аберраций и может способствовать отрицательной евгенике, если родители по результатам диагностики решат прервать беременность. Во многих странах уже доступна пренатальная диагностика эмбриона, развившегося в результате искусственного оплодотворения (при числе клеток около 10). Определяется наличие маркеров около 6000 наследственных заболеваний, после чего решается вопрос о целесообразности имплантации эмбриона в матку. Это позволяет иметь собственного ребёнка парам, ранее рисковавшим из-за высокой вероятности возникновения наследственных заболеваний. С другой стороны, некоторые специалисты считают, что практика вмешательства в природное разнообразие генов несёт в себе определённые скрытые риски. Необходимо понимать, что эти методы разработаны не для улучшения генофонда человека, а для помощи отдельным парам в осуществлении их желания завести ребёнка.

Одним из проявлений тенденции применения технологий улучшения человека в контексте развития нейротехнологий является «академический допинг», представляющий собой применение различных медицинских (прежде всего фармакологических) средств для улучшения когнитивных способностей человека. В нейроэтике, возникшей на пересечении биоэтики и нейронауки, академический допинг обозначаются как биотехнологии когнитивного улучшения человека (CognitiveEnhancement). Под когнитивным усовершенствованием человека понимается усиление или расширение ключевых свойств сознания (мощности интеллекта) путем совершенствования или увеличения внутренней или внешней системы обработки информации. Спектр методов и технологий, обеспечивающих выраженный эффект когнитивного улучшения, предельно широк. Он включает в себя как медицинские, так и психологические вмешательства (например, использование техник гипноза и самогипноза). Вместе с тем все чаще понятия когнитивного улучшения, усовершенствования, нейроусиления (нейрэнхенсмент) используются в узком значении, подразумевающем использование фармацевтических средств в целях улучшения когнитивных функций у человека, соответствующего среднестатистической норме.

Сегодня мы не можем делать достоверные выводы о том, что будет в результате попыток трансформации человека. Каков он будет? Что останется от человека? А может быть, вместо совершенного постчеловека произойдёт самоуничтожение человека как такового? Отрицать перспективы совершенствования человека на современном этапе его эволюции мы не можем. Сделать человека лучше и вправду сложно, но создать вирус, способный распознать и уничтожить индивидуальный ДНК-код конкретного человека (или определенной расы), теоретически вполне возможно. Вместе с тем необходимы объективная оценка влияния на человека различных технологических воздействий, адекватное реагирование на технологические вызовы.

Сегодня мы явно недооцениваем то воздействие, которое цивилизация оказывает на наш биологический вид. В руках человечества, точнее его определенной группы, теперь невероятный потенциал реконструкции базовой биологической матрицы человека, а возможности, которые открываются, практически безграничны/

Гомолко Ксения

Литература

  1. Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: материалы Первой Всероссийской конференции в Белгороде / под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой. М., 2014. 
  2. What is the Mission of Humanity+?// Humanity+ / Humanity +, Inc. – Los Angeles,California, 2016–2017. – Electronic text data. –Mode of access: http://humanityplus.org/about/mission/
  3. И.С. Буйнякова. Философскo-этические проблемы биотехнологического «улучшения» человека Logos et praxis. 2017. Т. 16. № 3
  4. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. — М., 2010.
  5. Обзор. Второй Международный конгресс «Глобальное будущее 2045», Нью-Йорк – 2013. URL: http://www.2045.ru/news/32081.html
  6. Тищенко П.Д. Биовласть в эпоху биотехнологий.
  7. Юдин Б. Г. Улучшение человека как проблема науки и философии / Концепции постчеловека в философии и технонауке: материалы V Меж­дународной научной школы для молодежи / Под ред. С. М. Климовой, А. Д. Майданского. Белгород : ИД «Белгород», НИУ БелГУ, 2016.
  8. Попова О.В. Этические проблемы биотехнологического конструирования человека Вестник РУДН, серия Философия, 2015, № 2.
  9. Bess M. 2010. Enhanced humans versus «normal people»: elusive definitions. The Journal of Medicine and Philosophy, 35(6).
  10. Bostrom N. 2003. Human genetic enhancements: a transhumanist perspective. The Journal of Value Inquiry, 37(4).
  11. Дубровский Д. И. Природа человека, Антропологический кризис и кибернетическое бессмертие // Глобальное будущее 2045. Конвергентные технологии (НБИКС) и трансгуманистическая эволюция. М., 2013.
  12. Фукуяма Ф. 2004. Наше постчеловеческое будущее: последствия биотехнологической революции. Пер. с англ. М., ЛЮКС. 349. (Fukuyama F. 2003. Our posthuman future: consequences of the biotechnology revolution. London, Profile Books, 256).
  13. Хабермас Ю. 2002. Будущее человеческой природы. На пути к либеральной евгенике?  (Habermas J. 2002. The future of human nature. Oxford, Polity Press).


Предыдушая новостьСледующая новость