Хирургическая стерилизация (лишения способности к воспроизводству потомства)

27.09.2021

Достаточно сложно порой бывает применять правовые нормы в практической деятельности врача-акушера-гинеколога (впрочем, как и в практике любого врача). И, как известно, правильно и законно – это такие понятия, которые далеко не всегда совпадают.

Врачебные вмешательства в репродуктивную функцию женщины из года в год вызывают массу вопросов и споров. Именно в этой сфере наиболее часто возникают трения между законодательным регулированием, этическими и моральными устоями общества.

Попробуем начать дискуссию о том, возможно ли всегда следовать букве закона в процессе оказания медицинской помощи на примере лишения способности к воспроизводству потомства женщиной – хирургической стерилизации.

Для начала, немного истории…

В 1909 году Калифорния приняла третий национальный закон о евгенической стерилизации.  В период с 1909 по 1979 год было стерилизовано более 20 000 калифорнийцев.

Калифорнийские законы евгеники, которые были пересмотрены в 1913 году и 1917 году,  разрешили суперинтендантам в государственных домах и государственных больницах проводить «асексуализацию» на пациентах (вазэктомии для мужчин и сальпингэктомии для женщин), идентифицированных как «страдающие психическим заболеванием, которое могло быть унаследовано и с большой вероятностью передаваться потомкам, с различными степенями слабоумия, страдающим от извращений или заметных отклонений от нормального менталитета или болезни сифилитического характера».

В те времена была программа стерилизации, за которой практически отсутствовал какой-либо надзор. Многие реформаторы считали стерилизацию важным инструментом защиты общественного здоровья, который уменьшит количество «дефектных» в обществе. Это должно было привести к экономии средств на программы социального обеспечения и позволить только «подходящим» людям стать родителями. Полномочия, предоставленные как государственным учреждениям, так и медицинским экспертам в ту эпоху, означали, что стерилизация проходила без особых возражений или противодействия со стороны учреждения здравоохранения или правовой системы.

И, хотя закон не был нацелен на конкретные расовые или этнические группы, на практике ярлыки «умственная отсталость» и «слабоумие» непропорционально применялись к расовым и этническим меньшинствам, людям с фактическими или предполагаемыми ограниченными возможностями, бедным людям и женщинам. В разгар программы, с 1919 по 1952 год, вероятность стерилизации женщин и девочек на 14 % выше, чем у мужчин и мальчиков. Пациенты-латиноамериканцы подвергались стерилизации на 23% чаще, чем пациенты-нелатиноамериканцы, а пациенты-латиноамериканки подвергались стерилизации на 59% чаще, чем пациенты-нелатиноамериканки.

Между 1965 и 1975 годами по крайней мере 240 женщин, родивших детей в Медицинском центре Университета Южной Калифорнии округа Лос-Анджелес, подверглись послеродовой перевязке маточных труб без согласия. Эти процедуры проводились в подавляющем большинстве случаев с матерями мексиканского происхождения, которые не были проинформированы о стерилизации, были принуждены подписать формы стерилизации или были введены в заблуждение, чтобы дать свои подписи.

Стерилизация в соответствии с законами Калифорнии о евгенике продолжалась 70 лет. Эти законы были отменены в 1979 году.

 30 июня 2003 года Сенат штата Калифорния принял резолюцию, выражающую «глубокое сожаление по поводу прошлой роли штата в евгеническом движении и несправедливости, причиненной тысячам калифорнийских мужчин и женщин», обращаясь к «прошлому фанатизму и нетерпимость по отношению к инвалидам и другим лицам, которых движение евгеники считало «генетически непригодными» », признавая, что« все люди должны уважать права человека и относиться к другим с уважением, независимо от расы, этнической принадлежности, религиозных убеждений, экономического статуса, инвалидности, или болезни » и призывая « каждого гражданина штата ознакомиться с историей евгенического движения в надежде, что более образованное и терпимое население отвергнет любое подобное отвратительное псевдонаучное движение, если оно возникнет в будущем».

Так же известно, что в период с 2006 по 2010 год не менее 144 человек, заключенных в женские тюрьмы Калифорнии, были стерилизованы без надлежащего разрешения во время родов.

В связи с этими событиями, Законодательное собрание выразило глубокое сожаление по поводу роли государства в евгеническом движении как самого агрессивного стерилизатора евгеники в стране. Законодательное собрание также выразило глубокое сожаление по поводу прошлой роли государства в принудительной стерилизации людей в женских тюрьмах и несправедливости, причиненной людям в этих тюрьмах, их семьям и общинам.

Евгеника и принудительная стерилизация были основаны на фанатизме и нетерпимости в отношении лиц и сообществ, подлежащих тюремному заключению, чье основное право человека на семью было обесценено и игнорировалось. Все люди должны уважать права человека и относиться к другим с уважением, независимо от расы, религиозного вероисповедания, цвета кожи, национального происхождения, происхождения, физической инвалидности, умственной отсталости, состояния здоровья, семейного положения, пола, возраста, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, экономического статуса, или тюремного заключения.

В настоящее время Закон запрещает стерилизацию лица с отклонениями в развитии без согласия лица, если у человека есть возможность дать согласие на стерилизацию, как это определено Законом. Также запрещено проводить стерилизацию с целью контроля рождаемости в окружных и государственных тюрьмах.

Необходимо отметить и то, что Закон устанавливает процедуру компенсации жертвам вышеперечисленных преступлений Калифорнийским советом по компенсации потерпевшим[1].

Как видно, история вмешательств в репродуктивную функцию путем стерилизации уже прошла этап, когда решение принималось за женщину. Сделаны определенные выводы, приняты законодательные нормы.

Но так ли легко соблюдать эти нормы?

Разберём на примере.

В республике Беларусь хирургическая стерилизация регулируется постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 10 декабря 2014 г. № 89 «О некоторых вопросах проведения стерилизации». Если отсутствуют противопоказания к проведению стерилизации, то данное вмешательство проводится по письменному заявлению:

  • пациента в возрасте старше тридцати пяти лет;
  • пациента, имеющего не менее двух детей.

Так же хирургическая стерилизация может быть проведена при наличии определенных медицинских показаний, утвержденных выше обозначенным постановлением, независимо от возраста и наличия детей, но с обязательным письменным согласием пациента.

К сведению. Ранее, помимо письменного согласия и определенных медицинских показаний, условиями для хирургической стерилизации были: наличие трех и более детей или возраст старше 30 лет и наличие двух детей, или возраст старше 35 лет для женщин и 45 лет для мужчин.

Казалось бы, всё четко и понятно. Есть письменное согласие и иные условия для проведения стерилизации – делаем. Нет письменного согласия или одного из условий – не делаем. Но…

Женщина Х, в возрасте 33 лет, имеет двоих детей. Родив третьего ребенка, отказалась от него в роддоме. Через год снова беременность, на учете по беременности не состояла. Попала в реанимационное отделение с диагнозом острая почечная недостаточность. В результате обследования установлена беременность 30 недель, антенатальная гибель плода. Родоразрешена через естественные родовые пути. В процессе оказания медицинской помощи стало известно, что беременность у женщины была не желанной и она специально принимала определенные лекарственные препараты, чтобы плод погиб. В течение следующего года у женщины снова наступила беременность. На учете по беременности не состояла. В сроке 35 недель попадает в реанимацию с диагнозом острая почечная недостаточность. Плод жив, однако его состояние требовало экстренного родоразрешения. Женщина не отрицала, что снова принимала препараты, так как беременность была нежеланна. Родоразрешение было проведено путем операции кесарева сечения.

Женщина отказалась от хирургической стерилизации.

Вот и «скользкий» вопрос. Мог ли врач в ходе операции кесарева сечения выполнить хирургическую стерилизацию без согласия женщины?

А если бы сделал?

Что этично, а что нет?

Существуют ли нравственные основания врачебной деятельности?

Нужно ли врачу изучать опыт человечества в подобных вопросах?

Если говорить о конкретно выше описанной ситуации, то, возможно, если бы в отечественном законодательстве плод с 22 недель гестации был наделен правоспособностью и ему было бы предоставлено право на здоровье, рождение и жизнь, женщина понесла бы ответственность за антенатальную гибель плода. Тогда, опять же, возможно, она задумалась бы о контрацепции и повторно уже не совершала действий для гибели плода.

Давайте рассуждать…

Автор. Надежда Свентуховская, врач-акушер-гинеколог, магистр юридических наук