«Суицидальный туризм»: благо или тупик цивилизации?

09.06.2020

Многие пациенты поступают в отделение интенсивной терапии в конце или ближе к концу своей жизни. Следовательно, все более и более распространенные дебаты относительно эвтаназии с помощью врача имеют значение для практической  медицины. Проблема эвтаназии сама по себе выходит далеко за пределы юридических и медицинских категорий, равно как и за пределы юриспруденции и медицины в целом. Возможно, сегодня столь противоречивая и широко обсуждаемая процедура, прерывающая нить человеческой жизни должна рассматриваться специалистами в рамках новой сферы научного и практического знания – биоэтики. Проблема эвтаназии – это биоэтическая категория и находится на пересечении многих сфер жизни общества (юриспруденции, медицины, общественной и индивидуальной морали, религии, этики и психологии).

Так в Соединенных Штатах и ​​Канаде «самоубийство» и эвтаназия с помощью врача стали предметом интенсивного обсуждения. После симпозиумов на недавних совещаниях по вопросам интенсивной терапии, многие начали энергичную дискуссию об эвтаназии и ее последствиях, которая рассматривается с различных точек зрения: правовой, моральной, медицинской.

Особое внимание привлекает Швейцария, а именно город Цюрих, в котором созданы клиники для людей, желающих умереть, и разработаны специальные программы по совершению данной процедуры. Движение в поддержку эвтаназии получило название «суицидальный туризм».

Совсем недавно в 2018 году 104-летний ученый из Австралии Дэвид Гудолл простился со своим домом и отправился на другой конец мира, чтобы досрочно завершить свою жизнь. У известного эколога и ботаника нет какого-либо серьезного недуга, но он решил ускорить свою смерть. Такое решение он объясняет тем, что ему приходится все больше зависеть от окружающих. "Мне очень жаль, что я дожил до столь преклонного возраста", - сказал Гудолл в интервью австралийской телерадиовещательной компании в день своего рождения месяц назад. "Я не счастлив. Я хочу умереть. Это не так уж печально, но тебе не дают этого сделать", - добавил он.

Суицид с врачебной помощью разрешен лишь в одном из австралийских штатов - и лишь в том случае, если у человека диагностировано неизлечимое заболевание. В других штатах суицид с врачебной помощью запрещен. Гудолла ждут в одной из специализированных клиник Швейцарии, в которой он прекратит свою жизнь. Он отметил, что необходимость покинуть для этого Австралию ему неприятна. В поездке в Швейцарию Гудолла сопровождает Кэрол О'Нил, представляющая организацию Exit International, которая выступает в поддержку ассистированного суицида.

В 2017 году молодой итальянский диджей Фабиано Антониани попав в аварию, был парализован, потерял зрение, и поэтому Антониани принимает решение умереть. По итальянским законам сделать это невозможно, так что активисту помогает расстаться с жизнью в Швейцарии член радикальной партии Марко Каппато. Разбираться пришлось Конституционному суду Италии.  В Италии за подстрекательство к самоубийству предусмотрен срок до 12 лет. Миланский суд перед вынесением приговора обратился к Конституционному суду Италии для разъяснения законодательства. Позиция Конституционного Суда вызвала целую волну совершенно разных реакций. «Суд считает, что по ст. 580 УК при указанных условиях наказания быть не должно», – решили там. Суд также оговорил, что речь идёт о тех случаях, когда пациент страдает от необратимой патологии, тяжёлых страданий, которые сам он считает невыносимыми, но при этом может принять осознанное решение по собственной воле (полный текст постановления на языке оригинала). То есть фактически в исключительных случаях  Конституционный суд Италии узаконил эвтаназию. Папа Римский Франциск незадолго до этого решения выступал перед врачами и призывал их не поддаваться желанию тяжелобольных людей умереть, как сообщает BBC. Он же процитировал святых на тему того, что медицина должна служить человеческой жизни.

Отношение человека к смерти человека моделирует всю систему моральных взаимосвязей и взаимозависимостей. Проблема смерти – является одной из основных тем философского, морально-религиозного и биомедицинского размышления. Еще французский историк Арьес Филлип автор идеи «вытеснения» смерти из современной культуры в своей  известной работе «Человек перед лицом смерти» изданная  в 1977 году подчеркнул:

  • на протяжении многих веков образ смерти и восприятие ее менялись;
  • общество изгоняет смерть, если только речь не идет о выдающихся деятелях государства…. Смерть больше не вносит в ритм жизни общества паузу. Человек исчезает мгновенно. В городах все отныне происходит так, словно никто больше не умирает.

Одновременно смерть перестала восприниматься как явление естественное и необходимое. Смерть – знак бессилия, беспомощности, ошибки или неумелости, который следует поскорее забыть. Смерть в больнице не должна нарушать обычного хода вещей и потому должна быть скромной, незаметной «на цыпочках»…

Сегодня в мире особое внимание уделяется проблеме эвтаназии. Термин “эвтаназия” означает безболезненную добровольную смерть и отражает естественное для человека желание умереть спокойно, легко и безболезненно. В данном понятии можно выделить такие смыслы, как ускорение смерти тех, кто переживает тяжкие страдания,  предоставление человеку возможности умереть, прекращение жизни “лишних” людей (как было в истории, например, нацистская Германия). Возникает вопрос, как с этими смыслами сочетаются такие знаменитые принципы, как клятва Гиппократа “Клянусь не давать смертельного лекарства, даже если меня об этом попросят, или советов, которые могут привести к смерти”, или принцип, предписывающий врачу бороться с болезнью  до конца. Вместе с тем, использование современной медициной новейших средств позволяет продлить биологическое существование человека на бесконечно долгий срок, превращая порой несчастных пациентов и его близких в заложников «сверхгуманизма». Все это порождает многочисленные дискуссии, в которых одни отвергают эвтаназию как акт убийства, другие рассматривают ее как панацею от всех бед.

Прежде всего, следует уточнить, что под эвтаназией понимается не просто лёгкая, безболезненная смерть, а смерть, которая соответствует желанию самого умирающего (либо его родственников и близких, если умирающий безвозвратно потерял сознание) и происходит при содействии (активном или пассивном) медика. Именно этим определяется как контекст медицинской практики, в котором можно осмысленно обсуждать проблемы эвтаназии, так и круг непосредственно причастных к ней лиц. Вместе с тем здесь затрагиваются и глубинные слои человеческого существования, и фундаментальные ценности общества, чем и объясняется острота и сложность дискуссий.

Противоречивые взгляды на эвтаназию с медицинской и морально-этической точек зрения породили и противоречивую юридическую оценку этого явления. Активная эвтаназия – это преднамеренное действие с целью прервать жизнь пациента. Различают такие ее формы, как умерщвление из сострадания, когда жизнь, являющаяся мучением для больного, прерывается врачом (даже без согласия пациента); добровольная – активная эвтаназия и уход из жизни по согласию с пациентом при помощи врача.

Право человека распоряжаться собственной жизнью и отказ от негуманного, уничтожающего его достоинство лечения выступает основным аргументом сторонников активной эвтаназии. Святость человеческой жизни, возможность врачебной ошибки при безнадежном диагнозе, опасность злоупотреблений, если эвтаназия будет узаконена и т.п. являются вескими контраргументами против активной эвтаназии.

Краеугольным камнем доверия пациентов к медицине является абсолютная уверенность в том, что врачи всегда будут заботиться о них из уважения к их собственной ценности. Активное вовлечение врачей в «акт убийства» безвозвратно нарушает уверенность в доверии, которая долгое время оставалась в основе завета между пациентом и врачом. Поэтому неэтично намеренно причинять смерть, потому что это является глубоким нарушением внутренней и неисчислимой ценности человека. Можно выделить моральные противоречия эвтаназии:

  • Общечеловеческая мораль «не убий».
  • Клятва Гиппократа.
  • Возможность диагностической и прогностической ошибки врача.
  • Возможность появления новых медикаментов и способов лечения.
  • Наличие эффективных болеутоляющих средств.
  • Риск злоупотреблений со стороны врачей, криминализация эвтаназии.
  • Снижение темпов развития медицины, в т. ч. в области реаниматологии, разработке обезболивающих препаратов.
  • Осуществление эвтаназии предполагает участие врача - право врача выбирать.

Все эти проблемы свидетельствуют о том, что эвтаназия – это междисциплинарная проблема, требующая для своего разрешения профессиональных и нравственных усилий философов, медиков, правоведов, всех заинтересованных людей.

Что касается законодательного регулирования в мире, в некоторых странах разрешена активная эвтаназия (Голландия, Люксембург, Бельгия), в других пассивная эвтаназия (Израиль, Франция, Германия, Канада).  В административных единицах отличаются законы об эвтаназии, как например, в Швейцарии, США. Во многих странах она запрещена в любых формах, в том числе и в нашей стране. Так в 1977 г. В штате Калифорния (США) после многолетних обсуждений был принят первый в мире закон «О праве человека на смерть», согласно которому неизлечимо больным людям предоставлялось право документально оформить своё желание отключить систему жизнеобеспечения при соблюдении определенных правил.

В большинстве стран Европы эвтаназия все же остается уголовно наказуемым преступлением. Парламентская Ассамблея Совета Европы Резолюцией № 1859 от 25 января 2012 подтвердила доминирующую в европейских странах позицию – эвтаназия, как преднамеренное убийство путем действия или бездействия находящегося в зависимом положении человека якобы для его блага всегда должна быть запрещена.

Закон Республики Беларусь «О здравоохранении» регулирует статьей 31. Эвтаназия «Эвтаназия – удовлетворение просьбы пациента о прекращении жизнедеятельности его организма и наступлении смерти посредством каких-либо действий (бездействия) с целью избавления от мучительных страданий, вызванных неизлечимым заболеванием».

На территории Республики Беларусь осуществление эвтаназии, в том числе с помощью медицинских, фармацевтических работников, запрещено. Лицо, сознательно побудившее другое лицо к эвтаназии и (или) осуществившее эвтаназию, несет ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Вместе с тем в уголовном законодательстве Республики Беларусь отсутствует специальная норма, предусматривающая ответственность за применение эвтаназии. Она приравнивается к убийству, ответственность за которое наступает по статье 139 Уголовного кодекса Республики Беларусь: «Убийство наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет, наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью».

Таким образом, в Республике Беларусь отсутствует четкое правовое регулирование проблемы эвтаназии, что вызывает необходимость принятия нормативного правового акта, который бы регламентировал данный вопрос. Особую проблему составляет необходимость законодательного закрепления пассивной эвтаназии, разработки процедуры ее применения, определения круга лиц, которые имели бы право ее применять, и лиц, по отношению к которым будет проводиться эвтаназия, осуществления контроля за правомерностью применения такой процедуры. Отсюда также вытекает необходимость внесения в Уголовный кодекс Республики Беларусь нормы, предусматривающей ответственность за применение активной эвтаназии.

Хотелось бы отметить, что в современном обществе и медицине должны быть направлены силы о достоинстве умирающего, о том, чтобы смерть не игнорировалась и  замалчивалась, а была признана как реальное состояние и более того – как фундаментальный акт. Смерть не является противоположностью жизни. Это один из моментов жизни, а высококачественная паллиативная помощь должна быть главным приоритетом в уходе за всеми страдающими пациентами в конце их жизни. Учитывая, что пациенты чаще всего хотят уйти из жизни из-за опасений по поводу потери автономии и страха смерти от боли, обеспечение превосходной паллиативной помощи и отсутствие отказа от страдания помогут минимизировать практику эвтаназии. И как отметил доктор медицинских наук Андрей Гнездилов, стоявший у истоков создания хосписа на постсоветском пространстве: «Если невозможно прибавить дней к жизни, прибавьте жизни к дням!».

Автор — Совостюк Т.А.



Предыдушая новостьСледующая новость