Медикализация общества: социальные риски

14.04.2020

В ситуации пандемии общество как никогда раньше связано с медициной, ее значение в социуме возросло многократно, осмысление многих социо-культурных процессов и вопросов осуществляется через призму здоровья/болезни/труда медицинских работников/новых технологий/вакцины и т.д.  …. На самом деле термин «медикализация» общества уже далеко не новый, философия начала его осмысление еще в ХХ веке, но обращаясь к медикализации сегодня многие проявления этого феномена воспринимаются по- другому.

Медикализация современного общества в широком смысле может рассматриваться как усиление роли и значения медицинского знания в социуме, в узком – как неосознаваемый перенос решения собственно социальных проблем на  уровень профессиональной медицины. По сути,  медицинское знание и практика в современном мире  приобретают несвойственные им функции социального контроля, оценки, продуцирования смыслов и ценностей, тиражирования и трансляции профессиональной терминологии в обыденный язык, навешивания «ярлыков» [1]. По мнению австрийского философа И. Иллича медикализация может рассматриваться «как пример контрпродуктивности медицины, усиления ее инструментального и технического могущества, с одной стороны, и противостояния личностному росту человека – с другой»[2].

Медикализация проявляется в различных формах общественной жизни, затрагивая все аспекты существования социума. Одно из характерных проявлений медикализации – формирование новых общественных и личностных ценностей (прежде всего, здоровый образ жизни, и определяющие его  качество жизни, здоровая психика, культ  молодости духа и тела и т.д.). Эти новые аксиологические основания социальной жизни призваны сформировать нового человека, увлеченного своим физическим (и физиологическим) состоянием, к сожалению, часто в ущерб развитию духа и ментальности. Осмысление ценностей, связанных с культом физического и психического здоровья индивидуума, уже давно вышло за пределы собственно медицинского знания  и развивается в рамках гуманитаристики, активно транслируется  средствами массовой информации и коммуникации (СМК). Безусловно,  сами по себе ценности  здорового образа жизни позитивны для человека, поскольку актуализируют проблемы улучшения качества человеческого существования, возможности продления  активной жизни и т.д. Однако преувеличение и гиперболизация их порождает в социуме культ телесности и, как следствие, – утопические ожидания вечной молодости, а в перспективе –  вечной жизни. Медицина выступает в данном случае  и генератором ценностных предпочтений личности и общества,  и, одновременно,  средством их реализации (в частности, через разрабатываемые медициной профилактические практики, а также через фармацевтику, пластическую хирургию,  косметологию, манипуляции со стволовыми клетками, генетические технологии, трансплантологию и т.д.). 

Сплетение «сетевых» процессов медикализации и потребления в современном обществе формирует  новое отношение к проблеме здоровья индивида:  здоровье приобретает статус  традиционного товара в обществе потребления.  Этот товар широко рекламируется – как посредством позитивных призывов и обещаний (улучшение качества жизни, омоложение, снятие болевого синдрома, «сила двух сердец» и т.д.),  так и через негативные коннотации (запугивание людей «страшилками» для увеличения продаж лекарств, средств гигиены, вакцин, приборов и т. д.). Как результат – по экспоненте растут расходы социума (и личности)  на лечение и профилактику (в целом, здравоохранение), человек попадает в своеобразную зависимость от медицинских услуг, фармацевтических компаний и производителей. По мнению Боязитовой А.Н. сращение процессов медикализации с коммерциализацией, в частности, в сфере фармации порождает «конфликт между стремлением получать высокие доходы и стремлением выпускать только качественные, проверенные, эффективные средства» [3]. Таким образом, повышенный спрос на лекарственные средства и медицинские товары со стороны потребителей, с одной стороны, продуцирует отрицательные явления в производстве и продаже фармпрепаратов (сокращение испытательных сроков и упрощение испытательных процедур, свободный отпуск лекарственного средства в аптеках и т.д.). А с другой - порождает коммерческую необходимость манипуляции сознанием потребителей  (через широкую рекламную компанию, прессинг врачей, внушение «диагнозов»  и т. п.), что позволяет формировать финансовую  зависимость индивидуумов от медицинских товаров и услуг.

Еще одно яркое проявление медикализации общества - экспликация новых болезней, которые в социуме приобретают значимость социальных недугов, а порой  воспринимаются и как пандемии. Интересно, что современная медицина при объяснении феномена распространения таких болезней до уровня «общественных катаклизмов»  зачастую использует термин «неболезни»[4].  Для врачебной практики  эти «неболезни» не являются открытием, однако реальные клинические случаи их достаточно специфичны, не имеют тотального распространения. В качестве примера «неболезней» можно назвать целлюлит и анорексию (порожденную борьбой с полнотой и целлюлитом), синдром хронической усталости, синдром эмоционального выгорания, климактеральный синдром, эректильную дисфункцию, детскую гиперактивность и т.д. Отдельного внимания заслуживают серьезные заболевания, имеющие инфекционную природу, которые при подключении СМИ, общественного мнения и доли паники  превратились в «фетиш» 21 ст. -   куриный грипп, свиной грипп (и др. виды), лихорадка Эбола, атипичная пневмония и пр.  По сути, не врач, сталкиваясь с конкретным заболеванием, а социальные силы через свои механизмы (властные структуры, СМК, общественное мнение и т.д.)  обозначают новую болезнь, «диагностируют» ее, а затем массово тиражируют вновь сформированные предрассудки, способы «лечения», профилактики порожденных заболеваний и синдромов. Результатом становится массовая паника, перерастающая в массовый психоз по поводу возможности заражения/приобретения заболевания, тщательные поиски и «самодиагностирование» модных болезней и, как следствие, самолечение, в том числе с использованием большого количества сомнительных фармпрепаратов.

Специфическое социальное следствие медикализации (в слиянии с процессами информатизации) – всеобщая медицинская «грамотность». Современная  доступность медицинской информации и терминологии, обсуждение на форумах способов и технологий лечения, приоритет пациента в выборе врача и методов лечения в совокупности с  отсутствием базовых знаний о человеческом организме, а также «ненавязчивой» рекламой и данью моде приводит к формированию у пациентов опасного мифа о наличии у него медицинских знаний и возможности самодиагностики.  Распространение профессиональных медицинских знаний среди широких слоев населения в современном социуме порождает риски, связанные с «самолечением», бесконтрольным приемом пациентами лекарственных средств, а также приводит к эскалации конфликтов между врачом и пациентом вследствие скептического отношения пациента к профессиональным компетенциям врача.

Итак, медикализация порождает ряд значимых изменений общественного сознания, которые могут квалифицироваться как реальные риски (угрозы) современному цивилизационному развитию. Во-первых,  медикализация заключает человека в пространство медицины, рассматривая его самость через психофизиологические характеристики вида (от формирования эмбриона до момента констатации смерти).  Во-вторых, медикализация превращает здоровье и саму жизнь  в товар, транслируя ценности общества потребления. В процессе медикализации вырабатываются и реализуются способы стимулирования  общества потребления на новые покупки, вложения, формирование новых потребностей и привязанностей.  В-третьих, медикализация разрушает систему профессиональной медицины через недоверие к компетенциям врача, самодиагностику, самолечение.  Наконец, в четвертых, медикализация передает в руки медицины решение социальных проблем. Главные  вопросы общества формулируются в контексте медицинского дискурса, возможные способы их решений реализуются либо через применение методов лечения и профилактики, либо через исполнение медициной «карательных» функций, профессионально ей не свойственных[5].  Стоит задуматься?

 

Сокольчик Валерия,

кандидат филос.наук, доцент,

доцент кафедры общественного здоровья

и здравоохранения  БелМАПО,

Руководитель Республиканского центра биоэтики

 

Литература:

1.Zola, I. Medicine as an Institute of Social Control.//Sociological Rewiew. New Series. – 1972. – V.20 (4). – P.487 – 504.

2. Иллич, И. Пределы медицины или Медицинская Немезида (отрывки из книги). - [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pubhealth.spb.ru/Illich/index.htm -  Дата доступа: 09.01.2016.

3.Боязитова, А.Н. Медикализация как социальный процесс//Автореферат диссертации на соискание уч. степени кандидата медицинских наук (по специальности14.00.52 – социология медицины). -  Волгоград, 2007.- [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pandia.ru/text/79/015/42269.php - Дата доступа: 21.02.2016.

4. Воробьев, П. Неболезни и медикализация общества/Троицкий Вариант, №191. - [Электронный ресурс]. – режим доступа: http://trv-science.ru/2015/11/03/nebolezni-i-medikalizaciya-obshchestva/ - Дата доступа – 15.02.2016

5.Михель, Д.В. Медикализация как социальный феномен //Вестник СГТУ. – 2011. -  №4 (60). Вып. 2. – С.256 – 263.



Предыдушая новостьСледующая новость